Владимир Парошин

Родился я в селе Казанское Тюменской области 13 мая 1950 года. В 14 лет уехал с родителями в город Малоярославец Калужской области. В те отроческие годы я писал стихи (кто из нас по молодости не баловался этим). После службы в армии я даже вознамерился поступить на факультет журналистики, поскольку за годы служения отечеству написал немало я «Боевых листков» и даже «Ленинскую комнату» в своей воинской части оформил. После демобилизации решил я всё же год отдохнуть и набраться сил и опыта. Меня увлекла живопись, но и стихи я не бросил. В Калужской областной газете с провидческим названием «Заря Коммунизма» вышла подборка моих стихов. Так получил я свой первый гонорар. На журфак

поступать я не стал, а уехал на родину в Тюменскую область, где устроился на работу в кинотеатр художником – оформителем. Там, три года я писал стихи и картины. И ездил по области на «шабашки» – оформлял наглядную агитацию и «моральные кодексы строителя коммунизма». В какой-то момент я понял (да и друзья подсказали), что необходима мне творческая среда и отправился я в Первопрестольную. Есть в народе такая присказка, что глаза боятся, а руки делают. Так вот, скромно утверждаю, что я из этой породы. И я не просто верил, а я ЗНАЛ, что всё будет так, как я предчувствую. В краткой автобиографии всего не упомнишь, но буквально по приезду взяли у меня на выставку картину «Цветы вечерние» на «Малые Грузины». Так состоялось моё первое участие в выставке. Потрёпанный каталог «Портрет - 77» сохранился у меня.

Устроился я в ЖЭК лимитой, где и отработал десять лет дворником и в котельной. Неоднократно участвовал в весенних и осенних выставках МОСХА. Об этом много можно было бы рассказать, но это уже другой жанр. А посему пропустим эти десять лет до вступления в МОСХ. В 1989 году состоялось это вступление. Но не сразу это случилось. Выставил я свои работы, и спросила меня комиссия: «А что Вы закончили? А я отвечаю: «Да ничего. Десять классов». Подивились они и, слышу, шепчутся: что– то парень хитрит. Школа – то у него есть, но не понятно какая?» Кабы знать им, сколько сотен картин я сжёг и порезал, сколько творческих абортов я перенёс, приближаясь к себе и пытаясь понять, кто есть я. Это и пожизненно продолжается. А тогда меня не приняли. Не хватило два голоса. Они там в своей комиссии что- то разругались и начали расходиться и разъезжаться. И вот проходит мимо меня народный художник Соломин и говорит мне: «А вы подавайте на апелляцию!». Меня это вдохновило. Подал я на апелляцию и через месяц прошёл на «ура». Вот так вступил я в МОСХ.

Но это было уже давно. С тех пор, постепенно, как – то незаметно ушли стихи и, осталась только живопись. Было много персональных выставок. В ЦДХ не менее десяти. На Кузнецком мосту, 11 — творческий вечер и персональная выставка. В селе Михайловском (Пушкинский заповедник), в Госдуме РФ, в редакции газеты «Труд», в ЦДРИ— две выставки, в ЦДЖ в 2008 г., 2017году и в прочих выставочных пространствах. В последние годы ко мне опять вернулась литература. Но теперь это уже проза. Пишу сказки для внуков. Но и живопись продолжается.

  • Facebook
  • Instagram - Black Circle